Бэла Карташева / пианистка, основатель школы

«У меня нет таланта!» или как понять, что музыка – не для вас?

Одно из самых распространённых убеждений заключается в том, что для того, чтобы заниматься музыкой нужны выдающиеся способности, абсолютный слух и конечно, талант.

Откуда это пошло? Конечно, из советских музыкальных школ, где для того, чтобы ребенка приняли в школу, он должен был пройти вступительные испытания. Оттуда многие и узнали, что у них нет заветного слуха, плохое чувство ритма и что они вообще «не музыкальны».

Вот именно это «ребенок не музыкален» перерастает во взрослое «музыка — не для меня». Но давайте порассуждаем.Еще в царской России детей учили музыке повсеместно. Были даже домашние «оркестры». Семейные торжества сопровождались музыкой. И занятия музыкой не подразумевали — профессию. Это была часть культуры, часть воспитания, культурный код.

Слово дилетант (dilettante — охотник, любитель, человек, занимающийся музыкой, искусством, художеством, не по промыслу, а по склонности, по охоте, для забавы / В. Даль) — тогда не носило негативной окраски.

Когда Чайковский писал свою музыку — во многих домах ее могли сыграть, воспринять и обсудить.

Сейчас многие мои коллеги музыканты, возможно, усмехнутся, но я считаю, что во многом — именно профессиональное сообщество несет ответственность за нелестное положение культуры в нашей стране.

С распространением профессионального музыкального образования, дилетантизм стал чем-то стыдным, выросла пропасть между музыкальной элитой/творческой интеллигенцией и простыми людьми. Профессионалы дистанцировались и дистанцируются от дилетантов, держатся обособленно и высокомерно. Искусство у нас действительно не для всех, оно закрыто от людей. Стоит к лесу передом. Поэтому и увядает.

Вернемся к дилетантам. Дилетантизм — это не о том, что ты непрофессионал и тебе стыдно перед профессионалами за свое исполнение. Это про то, что ты любишь музыку, интересуешься ей, занимаешься ей, можешь ее исполнять и понимаешь ее глубже, чем простой обыватель.

И я верю, что возрождение русской культуры стоит именно за ростом и бережным отношением к сообществу дилетантов. Я горжусь, что наша школа вносит вклад в возрождение культуры в нашей стране. Потому что мы поощряем интерес к музыке, категорически (и это запрещено в школе) не критикуем студентов за выбор музыки, наоборот сами интересуемся разным и стараемся делиться своими знаниями и открытиями, а еще даем людям веру в себя и свои способности, помогая их раскрывать и искренне радуясь успехам наших прекрасных студентов.

И я абсолютно без сомнений предпочту общение с дилетантом, открытым к разному, чем даже с самым именитым, но однозначным и надменным профессионалом.

А что касается русской культуры. Когда мы будем на праздники собираться не у стола, а за фортепиано; когда мы сможем свободно говорить о Чайковском и Земфире в соседних предложениях; когда мы будем не осуждать за «дилетантское исполнение», а поддерживать; когда мы будем открыты разному и новому тоже — русская культура будет в порядке.